В рез-те критического пересмотра методологических принципов нео­позитивизма и отказа от радикального эмпиризма всего позитивистского на­правления в целом возникает постпозитивизм. Осн. его идеи сформули­рованы на рубеже 50-60-х годов К. Поппером и Т. Куном и развиты в работах И. Лакатоса и С. Тулмина.

Несмотря на нек-ые различия, имеющиеся во взглядах представите­лей постпозитивизма, их объединяет критическое отношение к преувеличе­нию роли абстрактно-логических конструкций, столь характерное для нео­позитивистских доктрин, и перенос акцента на социокультурные и ценност­ные аспекты научного познания. Они заботятся не столько о формальной строгости своих теорий, сколько о соответствии их реальной истории разви­тия науки.

В противовес неопозитивистским концепциям, концентрировавшим вни­мание исключительно на проблемах языка, т.е. на проблемах точного выраже­ния уже имеющегося знания, постпозитивисты предлагают новую программу, суть к-ой заключается в выдвижении на 1ый план исторического ана­лиза науки, т.е. исследования «роста» научного знания. Постпозитивистов ин­тересуют прежде всего ?ы: Как возникает новая теория? Как распрост­раняется она в научном сообществе? Почему получают признание одни тео­рии и отвергаются другие? Сформировавшийся в рамках позитивистской тра­диции образ ученого как бесстрастного счетно-решающего устройства высо­чайшей точности в трудах постпозитивистов обретает личностные черты жи­вого чел-ка, принадлежащего к определенной культуре, защищающего ее ценности и идеалы, несущего нравственную ответственность за свои реше­ния и действия. В рез-те смягчается резкое прежнее противопоставление эмпирического опыта теоретическому рассуждению.

Постпозитивисты убеждены, что теоретическое мышление непосредствен­но участвует в процессе познания, зачастую даже опережая эмпирический опыт. Ведь даже для того, чтобы зафиксировать какое-то явление как «чисто эмпи­рический (т.е. чувственно воспринимаемый ) факт», чел-к должен обратить на него свое внимание, выделить его из бесчисленного множества других яв­лений, предпочесть его всем другим, иначе говоря, отнестись к нему как более важному, более значительному, более ценному, чем все другие. Поэтому пост­позитивисты отказываются от позитивистского идеала «беспредпосылочного знания», говоря не о противопоставлении, а, наоборот, о взаимопроникнове­нии эмпирического и теоретического, о «теоретической загруженности» эм­пирических фактов.

В целом постпозитивизм, сосредоточиваясь на критике общих фундамен­тальных основ всех форм и этапов позитивистской традиции, решительно от­вергает претензии позитивизма на то, чтобы стать единственной научной фи­лософией и философией науки.